ФотоальбомОбзоры и статьиФотоочерки
Марокканский морок. Часть первая.

...ой, пардон, всем привет! Вернулся на днях с африканского континента и хочу поделиться впечатлениями. Необычным ходом с моей стороны было чтение рассказов, подобных моему, об этой стране, но, съездив туда лично, я обнаружил некоторые нестыковки. Возможно, дело во мне и моей "везучести", а может просто с течением времени что-то изменилось. В таком случае моя версия будет по крайней мере свежей, отражающей действительность в настоящий момент, а не то, как было раньше, о чём можно было узнать из других источников.

Итак, Марокко. Это ещё "не настоящая" Африка, потому что тут нет туземцев, слонов, жирафов, львов и крокодилов, тут нет людей, умирающих от голода и нехватки воды. Тут нет ожесточённых перестрелок в борьбе за влияние местных племён и нет терроризма, что в принципе даёт зелёный свет (точнее, не зажигает красный) лично мне при поиске нового места для ознакомления. Меня всегда интересуют безопасные страны и обязательно с возможностью заснять там нечто красивое. Чтобы дать оценку количественной составляющей такой возможности, я продемонстрирую физическую карту, глядя на которую должно быть понятно, что Марокко просто изобилует возможностями по сравнению со многими своими соседями, в том числе популярными среди россиян.



Если говорить о природе, то в Марокко она очень разная. Здесь есть песчаные пустыни, есть зелёные луга, бескрайние "полумёртвые" площади почти без растительности и какой-бы то ни было привлекательности, полноценные леса, высохшие наполовину озёра и горы с заснеженными вершинами. И всё это имеется в непосредственной близости: достаточно оседлать удобное для Вас транспортное средство и Вы сможете ознакомиться с разнообразием красот самостоятельно. Отличие от огромных стран (таких, как Россия) в том, что из пустыни в полноценный зелёный лес Вы сможете попасть в тот же день, не прибегая к длительным многодневным поездкам или спорным по удобству перелётам.

Вычитывал страшилки, что не пускают с фототехникой. За профессиональное видео и чемоданы оптики не скажу, но на пару зеркалок и несколько объективов с небольшим штативчиком никто даже внимания не обратил.

В период рамадана у них тут не пьют. Да, не встречал пьяных, как и вообще продажу алкоголя. В меню её не выискивал, поскольку был каждый день за рулём, но кое-какие коктейли попались мне на глаза в меню одного заведения. Курят многие и днём в том числе.

Оплатив свою машину ещё за полтора месяца до приезда, тогда же начал планировать свой маршрут. Не было задачи непременно побывать в каждом уголке страны. Например, я намеренно не включил в маршрут ту самую Сахару. Просто не захотел туда и всё. Если хотите, езжайте южнее и будет Вам песка вдоволь. Мой же маршрут выглядел так:



Сразу поясню: на скриншоте примерный маршрут, предполагающий наличие нормального отеля для ночёвки, поэтому здесь не отражены точки выезда во многие места съёмок, удалённые иной раз от отеля на 150 км. Таким образом, выехав из одного отеля утром и заселившись после обеда в другой, я ехал на точку и потом обратно, чтобы поспать с комфортом. Поэтому суммарно накатал порядка 3000 км. Для подобных странствий крайне рекомендую выбрать дизельный двигатель. И тут я столкнулся с нестыковкой. Кто-то писал, что заправляться нужно чаще, не опустошая бак. Возможно, оно так и есть где-то в пустынных местностях, где никто не живёт. Но я не нашёл на карте достаточно крупной территории, где не было бы населённых пунктов. Так или иначе, на самом юге не бывал, поэтому про него говорить не стану, но касательно остальной части страны, что расположена выше гряды Высокого Атласа, могу с уверенностью сказать: в рамках разумного проблем с топливом у вас не будет.

Прилетел в аэропорт Касабланки, поэтому мой путь в Марокко начался с неё. К слову, раза три за моё путешествие не работали приёмники карт оплаты, а значит некоторый резерв наличных иметь стоит. Даже в аэропорту, где я брал авто, не работали. Правда, авто было оплачено уже давно, что сыграло на руку, и страховую сумму (необязательную, но, уж поверьте, лучше страховку взять) мне предложили оплатить позже, по возвращению авто. В такой ситуации есть плюсы и минусы. Плюс: даже залоговую франшизу не стали блокировать на карте ни сейчас, ни, разумеется, после, т.к. авто вернулось без повреждений. Минус: не уплатив страховку, у них был бы шанс (теоретически) после выявления повреждений на авто настаивать на более невыгодных тарифах для вас. Но это в теории. На практике ребята из Hertz оказались весьма дружелюбны, рассудительны и честны. Вообще, никогда ранее я не занимался высматриванием царапин и вмятин на авто при прошлых поездках. Но тут решил не испытывать судьбу, начитавшись всякого о поведении местных граждан и детей. Кстати, про детей подозрение до сих пор держу.

Первое впечатление, когда выехал в сторону Касабланки из аэропорта: вау, да тут прям так же красиво, как в Европе! Конечно, сказались впечатления от сравнения наших зимних дорог близ Шереметьево и таковых вокруг Мохаммед V (название аэропорта). И даже когда въехал в Касабланку, то сначала подумалось, что от Европы-то и не отличить. Но отличия не заставили себя долго ждать. На ближайшем же светофоре, перед ним, после него и далее всюду в городах и посёлках расслабляться категорически запрещено, ибо вас будут отовсюду подрезать, перебегать перед вами дорогу или даже нарочито важно и спокойно переходить, вынуждая вас пропускать. Знаете, наши "нарушители" спокойствия на российских дорогах - это просто детский лепет. Но разница не только в этом.

Всегда кто-то кому-то сигналит. Дома я пытаюсь в зеркала увидеть того дебила, который начал сигналить спустя доли секунды после появления зелёного. Мне просто интересно, кто этот дебил, не понимающий, что так быстро тронуться невозможно, особенно когда перед тобой несколько машин, и все они ещё стоят. Кому конкретно ты сигналишь? Но здесь, в Марокко, сигналит каждый каждому. Такое впечатление создаётся. Только у нас бы уже выскочили и накинулись бы друг на друга, а там это в порядке вещей. Там подрезать и сигналить - норма. А раз так, то и реакция организма соответствующая: спокойствие. Они никогда не ругаются. За всех не скажу, но, проколесив прилично по стране и повидав много ситуаций, не заметил ни одного случая конфликта кого-либо с кем-либо. При любых обстоятельствах, не важно, дорожные они или прочие, не ругаются люди, не высказывают недовольство. Ну а клаксон, наверное, просто как средство самовыражения, кроме случаев, когда он действительно необходим (в Марракеше в медине).

Саму Касабланку снимать не стал. Манера строить дома похожа на испанскую. Сам город полон людей самых разных уровней достатка, но на улицах доминирует беднота. Высоких домов нет. Как правило, 2-3 этажа, бывает чуть больше, но реже, да и то они, вероятнее всего, являются какими-нибудь административными или гостиницами. Я выбрал себе в непосредственной близости от набережной. О чём дико пожалел, ибо набережная на данный момент ужасна. Разруха тотальная. Но она потихоньку начинает преображаться прямо сейчас: изредка видны завезённый кучками щебень, бордюры стопочкой лежат. Т.е. через некоторое время она преобразится. Правда, сам берег океана абсолютно непрезентабелен как минимум в зоне видимости маяка.

Около маяка контраст как никогда сильный: люди живут в бараках, а рядом дорогие рестораны на побережье. Тут же хорошо обустроенные спортивные площадки и футбольное поле. Но всё это меркнет в сравнении ощущений, когда в первый же свой день вышел из безопасной машины и оказался в беднейшем районе, где кроме тебя, нет ни одного человека с не арабской внешностью. Начитавшись всякого, чувствовал угрозу отовсюду, а постоянно оборачивающиеся на меня люди не придавали уверенности шагу. На первом снимке быт одной из прослоек общества. Парни сидят в гараже (машины у них нет, поэтому гараж тут скорее как описание железной конструкции) рядом со своими жилищами. Баллоны с газом рядом с ними. Газ продают много где. От маленьких литровых до больших. Любого размера баллон можно раздобывать в любом городе или посёлке, т.к. готовят во многих домах на газовых плитах, но газопроводной сети нет (нет её в малых населённых пунктах и таких вот барачных районах больших городов).






Вот и всё, что я унёс из Касабланки, кроме воспоминаний. О том, как пытался продавцов магазинчика убедить продать мне воду с газом. В Марокко газированную воду найти непросто, если говорить о простой. Всякие фанты и колы запросто, но простая питьевая бутилированная, как правило (которому лично я не нашёл ни одного исключения), без газов. О том, как пытался найти цивильную кафешку на улицах рядом с мои отелем и всюду видел только нелепые забегаловки со стульями на улице, где угрюмо сидели лица исключительно мужского пола или даже бомжеватого вида старики. Присоединиться к ним не было никакого желания. Это уже после, когда отужинал, я отправился (перешёл дорогу, т.к. мой отель и район этого отеля были по другую сторону дороги у набережной) в сторону маяка и уже там понял, что именно сюда надо было идти за ужином. В эти рестораны с припаркованными рядом дорогими авто. Но места в животе уже не было.

Кстати, накормили меня всё-таки вкусно. Сделав большой круг по району, пройдя мимо «не вызывающих моего доверия» заведений, мне удалось наткнуться на симпатичное местечко, где был приглушён свет, стены стеклянные, а на столах горели свечи. Тут уже сидели и парочки в том числе. Первый мой ужин в Марокко показал мне, что заказывать нужно только одно блюдо, потому что размеры его не позволят вам съесть что-то ещё. И учтите: хлеб (местные лепёшки) как правило такой вкусный и свежий, что даже если вы никогда не едите хлеб со вторым, то тут будете есть как миленький, начнёте уплетать за обе щёки.

А вечером и утром я замерзал в стенах отеля. К слову, очень многие отели не смогут вам предоставить по нашим представлениям тёплых номеров. Даже если имеется кондиционер на обогрев, его не будет достаточно для полноценного прогрева всего номера, разве что какой-нибудь малюсенькой изолированной комнатушки-спальни. Рассчитывать на тепло можно будет только под одеялом. Вот почему одеяла тут толстые и часто в количестве нескольких штук. Так уж устроена эта страна, холодное время года тут не длится долго, а температуры не такие уж низкие, чтобы они тратились на полноценное отопление.

Но смерклось ! За стеною чёрной
Горят извивы облаков,
И там, в дали, с тропы нагорной
Я твой прощальный слышу зов.

Проснувшись утром, я незамедлительно выехал в Шефшауэн. Дорога мне уже в ближайший час пути начала демонстрировать разнообразие природы Марокко. И могу заранее сказать, что не было ни одного дня без солнца. Только в горах на побережье была облачность с подозрением возможности дождя, которого так и не случилось. Вершины Атласа иногда кое-какие мелкие облачка собирали у себя, но ни разу свет солнца не был заслонён полностью. Немножко обидно для того, кто возил с собой чемодан, основное содержимое которого – тёплая одежда, зонт, дождевик. Всё это было осталось нетронутым.



Платные трассы с ограничением 120 км/ч проложены по равнинам, причём часто не интересным для созерцания. Малообитаемая пустошь с верблюжьей колючкой, либо зелёные луга, но всё равно однообразно. Зато быстро. Потом вы сворачиваете на обычную дорогу с ограничением, в зависимости от местности, от 60 до 100 км/ч. И тут уже будет встречаться всякое разное. От обычных маленьких придорожных поселений….





…до всевозможных ситуаций на дорогах.



Думаю, тут уместно кое-что добавить к уже сказанному о правилах поведения на дорогах и полиции. Вычитав в одном из рассказов о Марокко, что полицейские тут сидят в засадах повсеместно и после остановки ведут себя как торговцы на рынке, прося сначала чуть ли не 400 дирхам, а потом соглашаясь на взятки аж в 10 раз меньше. Как и раньше, не стану ничего утверждать и говорить за всех. Расскажу, что видел лично я. За всю мою поездку раза три видел действительно нечто, похожее на засаду, когда полицейские стояли так, что заранее увидеть их было бы нельзя. Периодически встречались посты из припаркованного авто характерного серебристого цвета и полицейские в характерной форме с белой фуражкой прямо на обочине дороги. Они могли быть с камерой на штативе и измерителем скорости, но назвать засадой стоящего у обочины полицейского в белой фуражке сложно, если вспомнить наши отечественные засады.

Третий вариант, на который нужно рассчитывать в обязательном порядке – посты на въезде и выезде из населённых пунктов, начиная с более-менее крупных. Иногда у них есть камера, иногда нет. Но они нацелены скорее на проверку контингента внутри транспортного средства и, если у вас откровенно европейская внешность, по которой вас можно смело назвать туристом, вы их интересовать не будете. Такие посты за метров 100 начинают временными знаками снижать скорость до 60 – 40 - 20 и в конце будет стоять знак «таможня» или «контроль». Обычно требуется медленно со скоростью в районе 20 км/ч проехать и убедиться, что вам не указывают остановиться для проверки. Однажды (из огромного числа постов, которые я пересёк) полицейский придрался, что я не остановился у такого знака. Не будем выяснять, прав он был или нет, но после множества постов, где все полицейские сами жестами принуждали проезжать, мне только и оставалось повторять, что вот я сейчас уж точно стою, намекая, что дальнейшее развитие событий зависит от него. Он в итоге скала «ноу проблем», и я поехал дальше. Кстати, полицейские здесь на английском говорят почти всегда.

Имена своих королей в Марокко увековечивают, называя ими аэропорты, мосты и т.д. (аэропорт Мохаммед V или мост Мохаммед VI) . Портрет нынешнего короля висит в каждом публичном месте.



У них предпочитают использовать на перекрёстках кольцевое движение. Вот на таких кольцах часто тусят полицейские. Но опять же, не похоже на засады, особенно когда в городе чуть ли не на каждом кольце по белой фуражке. Писали, что много полиции, она бдит, а поэтому и стало королевство туристически привлекательным. Но я не видел обилия полиции. А тот единственный раз, когда я прозевал очередной пост на кольце и был пойман на превышении скорости, развеял ещё одно утверждение про торги за штрафы и про то, что фраза «выпишите мне чек» магически пугала подразумеваемых по таким признакам нелегальных засадников. Вот, что мне сказал человек в белой фуражке: «Допустимая скорость на этом участке 60, вы ехали 73, если хотите, можете убедиться на нашем приборе и камере. Я выпишу вам квитанцию, составлю протокол. При оплате прямо сейчас сумма будет в два раза меньше и составит 150 дирхам, тогда как если потом, то 300 дирхам». А я уже готов был поторговаться, но уточнил, действительно ли будет составлена бумага. Убедившись, решил заплатить 150, и он пошёл писать. Протокол писался в специальном отрывном журнале. Заполняя белый лист с графами, зелёный под ним автоматически заполнялся, отпечатываясь от давления ручки. Белый был оторван и выдан мне. В нём пропечатанная цифра 300 зачёркнута и вписана 150. К чему это я? Наверное, к тому, что времена меняются.

Идём дальше, про отношения полиции и людей. Как уже сказал, туристами первые особо не интересуются. В отличие от вторых. Вначале я писал про обычай «еду как хочу». И вот на снимке люди, едущие способом, совершенно непозволительным для нашей страны, но вполне допустимым там. Ещё в рассказе о Махачкале была упомянута особенность: если стоять у пешеходного перехода, то никто не уступит, но если пойти в неположенном месте, то уступать будут. Конечно, нет такого правила. Здесь действует правило «взаимобезопасности при совершении движения куда хочу и где хочу». Т.е., переходя дорогу в неположенном месте, большинство всё-таки смотрит, достаточно ли у тебя времени для того, чтобы безопасно остановиться, чтобы он перешёл. Если тебя подрезают все и всегда, то становится понятно, что это система, что расчёт идёт на твою уступчивость. Сейчас твою, потом – его. Так было и в толпе азербайджанцев, летящих в Баку, когда внезапно очередь превратилась в толпу людей, решивших стать первыми. Но не было недовольных! Принцип «МНЕ надо» тут работает потому, что априори принято понятие «он успел, значит так тому и быть». Сравните с нашим «он пролез, ща я его за это!». Нет, я не осуждаю и не поощряю никого и ничего. Моя задача – показать разницу и попытаться объяснить, почему она возможна.

На дорогах у них часто свежая разметка. Двойная сплошная, пешеходные переходы и прочее. Но она их не интересует. Даже полицию. Здесь ездят по двойной сплошной, словно её нет. Неоднократно видел, как перед полицейскими пересекали двойную сплошную без всякой реакции стража порядка. Если кто-то увидел знакомого или просто решил остановиться посреди дороги, то это делается без оглядки на кого-либо. Принцип «МНЕ надо» зашит так глубоко, что не возникает мысли о других, которым ты создал своим действием помеху. Отъедет в сторону он только в том случае, если объехать его невозможно в принципе. Пересечение двойной сплошной не считается, ведь слева дорога же есть всё равно, а что там на ней какие-то линии – аргумент сомнительный.

И пока я привыкал к новым порядкам, становилось всё просторнее в желудке, ведь обед давно позади, а я даже не завтракал. Но что хуже всего, ни одного места, где мне захотелось бы остановиться отобедать, я не встретил. Ключевое слово «захотел бы». Да, по дороге много забегаловок с наверняка вкусным Таджином, но они у дороги и всюду ходят, ездят, выхлопные газы, шум, пыль. Так и ехал голодный, но с надеждой. И она оправдала себя! Среди зелёных гор увидел придорожное кафе. Столики в тени деревьев, вид на реку с одной стороны, на небольшое поле с пасущимися козами с другой и за всем этим горы. Не сравнить с тем, что встречалось ранее! Я остановился, спросил еду. Мне стразу показали Таджин, и один только вид блюда кричал: это будет очень вкусно! Первый, отведанный в Марокко. И один из самых вкусных, которые мне довелось отведать позже.



Не люблю фотографировать еду, если она не отличается особенными изысками внешне или не приготовлена лично мной, поэтому загуглите сами и увидите на снимках нечто вроде горшочков, но на деле это глиняная тарелка и высокая вытянутая крышка, которую перед Вами демонстративно снимают, а содержимое тарелки всё ещё продолжает бурлить. Таджин делают из разного мяса. Но конечный вкус определяет не тип мяса, а рецептура и умение творца. Цена бывает разная. Этот стоил 70 дирхам, а в более пафосном месте мне даже за 60 сделали, а в одном оооооочень пафосном за 170. И знаете, самый дорогой хоть и был богаче по процентному содержанию мяса, но по вкусу заметно сливал тому за 70 и по красоте тому за 60. Но при этом в последнем посещённом мной отеле делали Таджин за 150, и он был великолепен, несмотря на использование курицы, от которой я до того дня отмахивался любым способом.





Здесь принято, хоть и не везде, приносить воду вместе с едой. Чаще всего бутилированную, но в данном случае подали уже налитую. И тут я смутился. Дело в том, что некоторые рассказы пугали ужасной «не такой» водой, которую нельзя пить и даже пЕть в душе нельзя, чтобы не попало ни капельки на зубы, а чистить зубы только покупной водой. Конечно же я не ставил целью опровергать подобные заявления, но пить хотелось очень, а вода на тот момент у меня закончилась. Попил этой. Хорошая. И даже ничего не случилось. А у меня, между прочим, был случай отравления водой из под крана в одном из городов нашей родины. Т.е. склонность имелась, но «не такая» вода прокатила запросто. Разумеется, чистил зубы как обычно, водопроводной. И знаете, только что, перед тем как засесть писать данную повесть, я позволил себе отужинать теми самыми зубами, которые я чистил «неправильной» водой. И даже смею утверждать, что успешно. Я про ужин. Вывод: бойтесь, но меру знайте. И помните: та неделька-другая «не такой» воды в разумных количествах не приведёт к последствиям многолетнего употребления чего-нибудь «не того».


Мне в этом месте (зоне отдыха) понравилось всё, поэтому сдачу со 100 дирхам (более 40% от чека) я оставил им. На выходе решил зайти у них же прикупить воды в бутылке. Спросил, имеется ли она вообще. Он, кстати, плохо понимал английский, если не сказать больше. Здесь говорят в городах на французском и в сёлах на арабском (немного упростил….). Но когда понял, то достал полторашку и отдал мне, отмахиваясь от любых моих попыток заплатить за неё. Тут у меня случилось некоторое прояснение сознания, уже записавшего всех марокканцев в жадин и обдирал (образ, навязанный сторонними байками о Марокко). Переполненный радости от такого сочетания красоты, вкуса и доброты, я двинулся в сторону Шефшауэна. Один из лучших городов в Марокко. Уверен! Оставил во мне много воспоминаний, включая негативные, но сам город – отличный.









Тут впору снова поговорить о людях. Меня предупреждали, что будут попрошайки, вымогатели и даже воры. И без того максимально собранный и готовый на всё, я напрягся ещё больше. В меру разумного. Зазывалы и желающие впарить всякую ерунду и правда в изобилии, но тут всё просто: иди себе молча дальше, они сами отстанут, что бы они там ни кричали (а кричат иной раз пока из поля зрения не скроешься). Мне обещали, что любое действие в Марокко сопряжено с оплатой этого действия. И я был готов к этому. Но реальность, как обычно, даёт большее разнообразие вариантов ситуаций, чем нам может показаться из брошюр.

Непосредственно перед отелем была развилка. Оставалось поехать наугад, т.к. отель был как раз между ними. Поехал направо. Не угадал, заехал в тупик, начал разворачиваться в тесном пространстве. Прохожий решил мне помочь. Руководил, подстраховывал, пока я крутил рулём. Когда дело было сделано. Я его поблагодарил и, зная про оплату всего, решил дать ему деньжат. Но пока давал, поймал себя на том, что прохожий бы, вероятно, не вспомнил про деньги. Только когда я открыл окно и подозвал, он подошёл и с возгласом «ах, да, деньги», взял. Так ли обязательно было ему платить?

Ладно, поехал теперь налево. Наслышан о парковщиках, которым надо давать чаевые. Да нивапрос. Тем более, что о количестве чаевых тоже наслышан. Например, парковщику желательно давать порядка 10 дирхам. С другой стороны, здесь принято воспринимать завышенные цены как повод поторговаться. Помог мне, значит, парковщик и убежал другому помогать. Я решил занести вещи в номер и потом со свободными руками искать его и дать чаевых по пути на рынок сувениров, который прямо за парковкой. Так и сделал. Решил проверить как отреагирует на 5 дирхам. Получил в ответ обиженное лицо и возвращённые деньги со словами «нужно 20». Я начал выяснять, не многовато ли. К нему подключились его товарищи по парковке. ОК, тратить время на спор не хотелось, я дал ему 20 и пожелал «удачи» (словами действительно удачи, но мне не понравилась такая наглость). А ведь сейчас мне ехать на точку съёмки, потом возвращаться и снова ему платить 20 ? Вот это уже проблема! Вопрос принципа, когда совершенно точно знаешь, что тебя обирают и будут пытаться обобрать снова!

Ехал и думал как бы ему повежливее отказать. Но надо же, по возвращению (часов через 7, уже после 11 вечера) тут был другой парковщик. Этот взял 10 без всяких вопросов. Утром я должен был выехать из отеля. Когда сел в машину, подошёл тот самый наглец, постучал по стеклу и заявил, что я ДОЛЖЕН оплатить парковку. Тут я уже не выдержал и высказал всё. Надо признать, он быстро понял, что, каким бы лохом я ни казался, являюсь им только вначале, из вежливости. Он выполнил свою работу (помог выехать, давая указания), я поехал своей дорогой. Вопрос, который меня всё же волнует: стал бы он мне мстить, нанося вред авто, если бы я провёл в этом отеле две ночи?

Кстати, этот отель очень популярен среди туристов. Здесь парковка битком, народу много. Вот почему особенно удивительными мне кажутся «принудительные молитвы» в 5 утра. Спишь себе спокойно, вставать ещё не скоро, и тут за окном начинает орать громкоговоритель, вещая свою песнь из ближайшей мечети (для просмотра видео к некоторым браузерам потребуется установить флеш-плеер, значит вы используете устаревший браузер, не поддерживающий HTML5, а в Internet Explorer поле видео может быть полностью зелёным, значит нужно обновить страницу или использовать браузер получше):



Снимал на телефон в темноте через закрытое окно, громкость в реальности такова, что просыпаешься с первой «ноты». Хорошо хоть, что не долго, минут 15 они пели. Ещё парочка снимков из этого интересного города.



Такие накидки в Марокко повсеместно. Богатые, конечно, их не носят, но даже люди на машинах могут одевать. Цвета бывают самые разные и даже полосатые встречаются.



Следующим моим пунктом было побережье Гибралтара. Мне было всегда интересно, видно ли с одного берега другой невооружённым глазом. А по пути надо было отобедать, для чего ещё дома запланировал посетить ресторанчик с видом на море в городке Мдик. Этот городок мне понравился, тут всё цивильно и чисто. Как выезжаете на дорогу вдоль пляжа (если вы ехали с южной стороны через Тетуан), сразу поворачивайте на парковку после проезда под надземным пешеходным переходом. Тут три заведения на выбор, можно посидеть и полюбоваться морем за чашечкой кофе и заказанным блюдом. Кстати, кофе в Марокко готовить умеют вполне хороший. По крайней мере эспрессо. Я решил заснять вид на море из ресторанчика, сразу прибежал бармен и начал недвусмысленно намекать на необходимость оплатить съёмку. Но тут я был неумолим. Даже если бы мы понимали друг друга (он говорил только по-французски), я бы всё равно ему отказал, поскольку никого конкретно не снимал. Хотя, ещё до вылета я давал себе установку, что при позировании или крупном плане буду охотно оплачивать в рамках разумного. Тут же меня откровенно пытались обобрать. Внутреннее напряжение росло и подкреплялось ещё двумя попрошайками и детьми, навязчиво продающими салфетки, мешающими расслабиться на стуле.



Что же касается испанского побережья на противоположной стороне Гибралтара, то смотрите сами:



В Марокко есть ещё один тип «особо бдительных силовых структур». Это гвардейцы в военной форме болотного цвета. Их вы будете встречать у берегов и границ, либо каких-нибудь особых территорий. Въезд к этой точке съёмки, что на фотографии выше, был через пост гвардейцев. Тут чуть правее уже небольшая территория Испании (называется Сеута), откуда кораблём можно добраться до европейской Испании. Я человек простой, меня попросили показать, что в багажнике, я показал. И все были довольны на сей раз. Следующая же встреча с гвардейцами была куда печальнее, но до неё ещё два дня, а пока я отправился в Аль-Хосейму снимать Пеньон-де-Алусемас (маленький островок, который хорошо видно с пляжа). Ехал прибрежными дорогами, фотографировал то, что считал показательным для Марокко. Например, брошенные (и иногда развалившиеся, но часто нормальные, с заложенными кирпичом гаражными въездами) дома, либо эту особенную красного цвета землю. Специально с асфальтом снял, чтобы показать, что она сама по себе красная, а не я её разукрасил в редакторе.







К сожалению, в Аль-Хосейму прибыл, когда уже стемнело. Чуточку не успел. Мой отель был практически на пляже около островка, но уже всё равно стемнело, поэтому сначала решил заселиться, оставил там всё лишнее и отправился на пляж. Съёмки не увенчались ничем из-за искусственного освещения и полнейшей темноты. Ах, забыл про ещё одну встречу с гвардейцами! Пока пытался снимать, совпало по времени с осмотром территории пляжа этими гвардейцами. Темнота, у них яркий фонарь, увидели меня, подошли, начали выяснять, кто я такой и что делаю. Документы у меня в отеле, но в телефоне распечатка о пребывании в отеле, здание которого в ста метрах. Не знаю, что именно мне бы они запретили, но я быстро их убедил, что через час меня уже не будет, что стоящий на штативе фотоаппарат, направленный в сторону острова, не будет снимать ничего, кроме одного этого направления. Их это полностью удовлетворило, и они пошли дальше.

Там на пляже есть нечто вроде сарайчиков со стульями. Эти стулья для отдыхающих, но сейчас они собраны кучкой и многие привязаны. Я взял один свободный, чтобы хоть как-то взбодрить унылый плоский пейзаж, открывшийся мне по прибытии на предполагаемую точку. Гвардейцы же проверяли, не живёт ли кто в этих постройках. Так вот после ухода гвардейцев на мопеде приехали жильцы одного из них. Как раз того, у которого я взял стульчик. Звали и меня внутрь, но мне в отеле как-то лучше было бы, поэтому я воздержался. И когда пришло понимание, что в кадре ужасно абсолютно всё, что ко всему прочему меня донимают «визитёры» со своими фонарями и засветками от мопедов, то незамедлительно я собрал штатив и пошёл ужинать в отель. Очередной облом с запланированными съёмками побережья, а снимок ниже как напоминание себе же, какую гадость можно произвести на свет, если недостаточно подготовиться к съёмкам.



Утром выехал в Надор с целью заселиться и отправиться на мыс. Но на этот раз прибыл в город к обеду, и времени было достаточно сначала поехать на мыс разведать обстановку, потом вселиться в отель в Надоре, отужинать и уже без лишних вещей отправиться снимать мыс. Час пути от отеля до мыса – мелочи после четырёхчасовой поездки в один конец по темноте и убитой дороге и трёхчасового возвращения без какого-либо результата, как было с вылазкой из Шефшауэна. Тем более что прибрежная зона в Надоре сплошь перекопана и не представляет на данный момент никакого интереса. Кстати, я поселился в новом районе города, и он мне нравится больше, т.к. там почти нет людей, просторнее, а через дорогу прекрасное заведение, где можно всякого вкусного заказать, включая Таджин разных рецептур. Но до того я успел разведать, что именно и примерно как буду снимать вечером. Путь к маяку Faro Trois Fourches пролегал через беднейшие поселения по убитым и ремонтирующимся дорогам. Всё уныние я решил не снимать, а камеру достал только когда выехал к морю.



Не скажу, что марокканцы всюду мусорят, это было бы неправдой. Но периодически замусоренные обочины или склоны встречаются. В данном случае моё внимание привлекла ситуация, когда мама с сыном специально шли с пакетами мусора, чтобы вывалить содержимая на склон горы. Судя по накопившимся отходам, так делают многие. Если вы хотите более детально понять уровень чистоты в Марокко, то вспомните как обстоит дело у нас. У них абсолютно так же! Т.е. кое-где весьма чисто, но местами….









Совершив такую разведочку, я отправился ужинать и заселяться. Вернулся уже на закате. Но решил, что съёмки буду проводить с противоположного мыска этой небольшой бухточки, чтобы маяк был подальше от меня. Тем более, там какие-то постройки виднелись. Оставил машину внизу, обошёл один холм, начал подниматься к постройкам. На определённой высоте кто-то свистел внизу, возможно мне. Но, привыкший, что им ничего, кроме денег, от меня не надо, внимания на него я обращать не стал, продолжил подъём. И даже сделал пробный выстрел по достопримечательностям, представлявшим собой брошенные бараки, часть которых уже полностью разрушилась.



И вдруг резкий оклик сверху. Уже были сумерки и, пребывая в полной уверенности одиночества, я даже несколько испугался. Ко мне спустился человек в бомжеватого вида чёрном пальто и не менее простецких шапчонке и штанах. Он начал мне на арабском пытаться объяснять, что снимать – плохо, и что я должен пойти вниз с ним. А из себя он корчил гвардейца как минимум на словах. Ни документов, ни формы у него не было, ни нагрудного значка. Я хоть и верил ему, но решил разыграть карту «без бумажки ты букашка». Ситуация была не в мою пользу хотя бы потому, что у меня был только один вечер в этом месте, и он стремительно ускользал с каждым бесполезным словом или жестом в нашем с ним споре о моих правах и обязанностях. Противостояние было нешуточное, даже казалось, что кто-то из нас выйдет из себя. Но с самого начала уступать я не желал, а он заслонял собой ту часть пространства, которая мне как раз нужна была для съёмок. Когда он понял, что я никуда не уйду, и что я не верю в его «полномочия», он пошёл за доказательствами. Точнее, я сказал, что буду стоять здесь, а он пусть идёт и принесёт доказательства. И он пошёл. К сожалению, не далеко, а только на пару десятков метров за бараки и оттуда уже кричал напарникам, чтобы поднимались сюда. Конечно, я попытался заснять без штатива на скорую руку, но ничего путнего не вышло. Поэтому я пошёл поглядеть, чем он там занимается за домами.

А он там ждал своих. Я посетовал на медлительность, хотел было вернуться назад на свою точку съёмки, да только этот «воин» так разнервничался и разорался, что вернуться назад без откровенного рукоприкладства не удалось бы, на что я пойти совершенно точно не мог. И тут поднялся второй. Он уже был с рацией и в зелёной форме. Но тоже без документов и понимал английский не лучше первого. Пытаясь, в силу возможностей, убедить этих «вояк», что не представляю никакой угрозы, и что мои действия исключительно чисты, мне не оставалось ничего, кроме как признать невозможность подобной затеи. Но тут поднялся третий. Этот паренёк был в такой же форме и достал из кармана значок. Свой смех я сдержать не смог. Размером сантиметра три на два, это больше походило на значок партийного деятеля или какого-нибудь пионера. Тем не менее, человек мог меня понимать и кое-что говорить. Поэтому я предпочёл перейти к убеждениям. Всё-таки я знал, что в данном случае передо мной если не представители национальной гвардии, то как минимум люди, с возложенной на них задачей от гвардии (назовём их дружинниками), хоть и без документов. И их уже трое.

Выяснилось, что, оказывается, я должен был расписаться в разрешении на съёмку и посещение этих мест перед тем как подниматься. Но ведь ни одного знака, ни одного кардона! Как мне узнать об этом? По свисту бомжа внизу? А если сейчас пойти, то свет я окончательно потеряю и, стало быть, ещё один день без снимков, отличных от полуденных пустощёлков или ночной беспонтовщины, какие делал до этого, что меня угнетало невероятно и заставляло противостоять любым препятствиям на пути к желаемому. Да и реальные претензии, раздутые первым «служивым», на деле заключались, помимо требования расписаться, ещё и в нежелательности моей ночёвки здесь, на горе. Тут мне стало вообще обидно за то, ради чего этот «боец невидимого фронта» в чёрном пальто затеял беготню за мной, потратил столько сил и нервов своих и напарников. Они, бедняги, взмокли пока поднимались.

Заверив третьего, что у меня в часе езды комфортный номер гостиницы, что мне нужен на этой горе ровно час (магия оборота указательного пальца, изображающего часовой обход минутной стрелки на воображаемых наручных часах), после которого меня больше никто и никогда не увидит, мы на том и сошлись. Он объяснил такой расклад товарищам, мы пожали руки и разошлись каждый по своим делам. И это великое счастье, что подошёл говорящий. Иначе я потерял бы последний шанс заснять хоть что-то. И так довольно много времени (относительно ускользающего с каждой минутой нужного мне света) было упущено безвозвратно. Каждая секунда сейчас была дорога, выбирал композицию в нереальной спешке и поймал последний кадр буквально за хвост (следующий же дубль с чуть другой точки был совсем некондиционного вида из-за совокупности обстановки и окончательно опустившейся на горизонт ночи).



Мы договорились, что обратно я спущусь тем же путём и, если им нужно, распишусь. Но сейчас вдруг это всё стало неважно, а главное для них, чтобы я не остался тут ночевать. В этом вся суть охранников, в каких бы структурах они ни работали. Пойти действительно хотел, но не смог. Очень крутой подъём ночью оказался непреодолимым спуском с ощущением, что любой шаг вниз приведёт к падению с высоты ста метров в обрыв. Поэтому пошёл другой тропой, более лёгкой и совсем в другое место выводящей, а потому неизвестно, где теперь их сторожевая будка вообще была относительно меня в этом ночном мраке. Шёл медленно, светил ярким фонарём, чтобы у них была возможность меня окликнуть. Выйдя в другое место, я ещё долго бродил по тому холму, за которым оставил машину. Постоянно натыкался на пахоту или чей-то частный дом, которого не было по пути сюда. Забавное ощущение, когда вокруг холма жилые дома, но ты на холме, зная что тропа где-то тут была, но найти её не можешь. Ты виден со стороны отлично, но тебе тропу не видно вообще, только камни и пахота под ногами. Пришлось спускаться в жилой сектор и уже новыми путями искать дорогу к машине.

Когда же я завёл двигатель и отправился в путь (а было это 31-го декабря вечером, и в России Новый год как раз стучался в двери посредством Курантов), то неимоверные ощущения победы и сброшенного камня с души овладели мной. Фактически, я отвоевал свой пейзаж. Удался он или нет уже вторично, была важна победа, потому что все прошедшие дни я терпел тотальное поражение ещё до того, как выставлял камеру на штативе. А сейчас ехал и понимал, что всё худшее позади, что справедливость всё-таки восторжествовала, что через час меня ждёт вкусный Таджин и уютный номер отеля. С этого момента дела пошли в гору. Стоило только показать вселенной, что «наши не сдаются и сломить их нельзя». Хотите верьте, хотите нет, но уже в новом году, со следующего дня, всё само собой складывалось в мою пользу или по крайней мере я мог складывать всё самостоятельно и без значимых усилий, без потери качества.

Продолжение во второй части...

Поделиться ссылочкой с друзьями:

ФотоальбомОбзоры и статьиФотоочерки
Заполните поля Имя, E-mail и код с картинки. Уважаемый Посетитель сайта, Ваш отзыв - единственный отклик о пользе моего ресурса в этом бренном мире. У меня нет ссылок на продавцов, нет ни одного рекламного баннера. Свобода от рекламы, продвижения чего-либо и гарантия незаинтересованности моего мнения - вот что Вы всегда получаете, листая странички сайта. И конечно само информационное наполнение. Чтобы Вы получили всё это, мне нужно вложить труд, время и деньги (блокирование рекламы хостера, содержание домена). Взамен Вы можете заполнить три поля, навязанные мне хостером, и оставить своё мнение об увиденном или прочитанном. Заранее благодарю!
-->
Copyright Prometej © 2008-2017


Яндекс.Метрика



Хостинг от uCoz